Четыре сценария будущего от “Института Сложности” Санта Фе.

«Во всех своих произведениях я писал об изменении жизни и о людях, думающих, как ее изменить. Я никогда просто не „изображал жизнь“. Даже в самых на первый взгляд объективных книгах, мною созданных, скрыта критика современности и призыв к переменам».
— “Опыт автобиографии”, Герберт Уэллс

Обложка книги “Машина времени”, Герберт Уэллс.

Занимаясь подготовкой отчета по различным сценариям будущего, представленным за последние десять лет, мы столкнулись с множеством любопытных концептов и представлений о предстоящем человечеству периоду до 2035 года.

Одна из знаковых конференций, на которой были представлены четыре сценария будущего, прошла в Институте сложности Санта-Фе под патронатом АНБ в августе 2018 года. Институт — одна из лидирующих в мире “фабрик мысли”, специализирующейся на прогнозировании и проектировании будущего. Конференция была закрытой — в интернете материалов по ней нет. Однако, по информации историка Андрея Фурсова, на конференции были шесть докладов от представителей спецслужб, ведущих правительственных экспертов, руководителей крупнейших корпораций.

Один из ключевых докладов — “Риски уязвимого мира”, представленного Никласом Бустремом (Niklas Boström), директором созданного в Оксфорде Института будущего человечества (Future of Humanity Institute, FHI), советника правительства Великобритании. Бустрем также известен тем, что в 1998 году вместе с Дэвидом Пирсом выступили основателями Всемирной ассоциации трансгуманистов.

Экономической проблематике был посвящен отчет “Экономическое ненастье. Долгосрочные тренды и государственное могущество”, согласно которому темпы роста ВВП в 2019–2035 будут самыми низкими за всю экономическую историю последних 200 лет. Надежды на интернет-экономику не оправдались: они оказалась зациклены на сферу обращения, рекламу, маркетинг, финансы и на минимизацию производственных издержек. При этом, было отмечено, что проблему энергетики можно отнести к неразрешимым — вопрос не в том, что исчерпываются запасы газа, нефти, металлов, включая редкоземельные металлы, а в неуклонном падении эффективности добычи электроэнергии — то есть электроэнергия будет стоить все дороже и, соответственно, ее потребление будет снижаться, что негативным образом скажется на развитии экономики, в целом и промышленном производстве, в частности.

Один из ключевых вызовов, который был отмечен на мероприятии — это продолжающееся снижение производительности труда.

Падение темпов роста мультифакторной производительности (total factor productivity), 1948–2015, Бюро статистического аналаза США.

В отчете “Стеклянный дом на песке. Неустранимые угрозы ИТ-технологий стабильности и порядку” критике была подвергнута концепция четвертой промышленной революции профессора Клауса Шваба: темпы роста на 2018 год составляли 0,4%, — о “революции” в таких условиях говорить не приходится. Интересно, что, по словам А.И. Фурсова, позже прозвучал ответ К.Шваба критикам концепции четвертой промышленной революции: “данная революция отличается от первых трех тем, что первые три — это то, что вы делаете с миром, а четвертая — это то, что делают с вами”, например, меняется идентичность под воздействием каких-либо генно-модицифированных препаратов.

Еще два отчета — “Крушение сложных общества 3.0. Климат, энергия, экономика” и “Демографический переход, как триггер глобальной конфликтности 2019–2035”.

На конференции разбирались следующие сценарии выхода из сложившегося кризиса:

1. “Оптимальный”. Человечество находит выход из сложившей кризисной ситуации;

2. “Революционный”. Человечество совершает рывок в будущее;

3. “Катастрофический”. Человечество не справляется с вызовами;

4. “Антропологический переход”. Появляется две группы людей — “верхняя” и “нижняя” — с таким уровнем неравенства, умственными и физическими различиями, что можно говорить о разных социо-биологических видах.

Теория антропологического перехода выглядит особенно любопытной. Предполагается, что дифференциация может проявляться в двукратной разнице в продолжительности жизни (60–70 лет против 130–140 лет), что будет достигаться, например, за счет принципиально разного рациона питания (из ближайшего — макротренд на искусственно выращиваемое в биореакторах мясо). В связи с антропологическим сценарием Фурсов вспоминает касты элоев и морлоков из «Машины времени» Герберта Уэллса. Именно их встречает в далеком будущем герой романа, путешествующий во времени…

Какой сценарий показался участникам конференции предпочтительным, если не произойдет коллапса цивилизации? Присоединяйтесь к обсуждению в ТГ канале “Трендвотчинг: Сценарии будущего и контекстное мышление”.

--

--

TEDx speaker, paradigm shifter, author | Founder at lumiknows.com, designresearch.ru, neurodesignthinking.ru | GSN at Copenhagen Institute for Future Studies

Love podcasts or audiobooks? Learn on the go with our new app.

Get the Medium app

A button that says 'Download on the App Store', and if clicked it will lead you to the iOS App store
A button that says 'Get it on, Google Play', and if clicked it will lead you to the Google Play store