Человекомерный клиентский опыт. Часть 1.

Метафора “старого города” как пример сомасштабности человеческой природе.

Old town, Geneva

“Человек есть мера всех вещей,
Существующих, что они существуют,
И несуществующих,
Что они не существуют”.
Протагор

Задумывались ли вы о том, почему центром притяжения современного мегаполиса, любой столицы мира остается так называемый “старый город” (old town)? Какими бы модными не были другие районы, нас всегда тянет побродить по старым извилистым улочкам, где за поворотом может неожиданно открыться уютная площадь, затейливая панорама домов 18 века или утопающий в зелени старинный сквер с чугунной оградой. Если вам кажется, что здесь по-другому “дышит” и социальная ткань города, и даже сами люди чувствуют себя по-иному — вы будете недалеки от истины. Дело в том, что тот опыт, который человек получает в “старом городе”, спроектирован с учетом принципа соразмерности его душе, глазу, психике, телесности, физиологии. Мы назвали совокупность этих правил человекомерностью.

В этой статье мы рассмотрим компоненты “городской человекомерности”, а в следующей статье, используя “старый город”, как метафору, посмотрим, как принцип человекомерности становится востребованным при проектировании клиентского опыта в других отраслях бизнеса.

…В 2013 году мы работали над архитектурным проектом для одного из крупнейших девелоперов С.-Петербурга, компании RBI. В наши задачи входили проведение комплексного дизайн-исследования, включая анализ трендов, влияющих на жизнь современного мегаполиса, и последующую разработку концептов фасадов для массового жилья комфорт-класса под брендом “Северный Город”.

В ходе работы мы узнали множество интересных фактов, которые заставили задуматься о важности принципа так называемого “человекомерного проектирования” — будь то городская застройка или клиентский опыт бренда.

Оказывается, одним из ключевых факторов, так притягивающих нас к “старому городу”, является его сомасштабность человеческой природе и психике.

Например, человеческий глаз не способен контролировать площадь, превышающую 100х100 метров. Больше — мы начинаем испытывать дискомфорт и подсознательно пытаемся покинуть данное место. По этой причине большинство площадей старых городов не превышало размера 100 кв.м.

Из материалов дизайн-исследования Lumiknows.

Принцип соответствия размерам и пропорциям человеческого тела был в основе работы архитекторов и зодчих на протяжении веков. Неслучайно античный теоретик архитектуры Витрувий писал, что культовые здания должны иметь пропорции человека.

“Геометрическая сопряженность натуральных мер, соответствующих пропорциям человеческого тела, обладает свойствами гармонии, которая и передается постройке. Применяя в одной постройке меры, являющиеся частями человеческого тела (в русском зодчестве — это “пядь”, “локоть”, “сажень”), мастер не только получает геометрическое подобие человека, но и создает пространственную структуру, в которой все части соединены связями «золотого сечения», характерными для гармоничного ряда пропорций. С появлением метрической системы мер, размеры строительных элементов и деталей стали утрачивать живую связь с размерами человеческого тела. Линейные параметры железобетонной панели определяются не числом шагов, не размахом рук и не ростом человека, а произвольно выбранным абстрактным модулем в 60 см, удобным единственно с точки зрения унификации элементов при индустриальном методе строительства. Конечно, масштаб физических размеров человека продолжает определять габариты окна, двери, коридора. Тем не менее, можно констатировать, что игнорирование человеческого начала в системе унификации, принятой в строительном производстве, привел к определенным проблемам в современной архитектуре” (из материалов исследований “Северного Города”).

«Бразилиа был построен в 1956 г. по всем законам и принципам
модернистского «Манифеста». Он фантастически выглядит из
самолета, но оказавшись на земле, шагая из одной части в другую, понимаешь, что это очень неудобно. Все площади излишне широкие, объекты почти никак не соединены друг с другом. Топаешь миля за милей по абсолютно прямым направлениям. На этапе замысла и проектирования никто не пытался задуматься, что будет находиться между всеми этими монументальными строениями».
Objectified, 2012

Из материалов дизайн-исследования Lumiknows.

“Человекомерность” городской застройки определяется не только физическими параметрами, но психологией восприятия пространства человеком. Здесь ключевая тема — “визуальная экология”, где в фокусе внимания так называемые “визуальные поля”.

Визуальная экология, основанная на интеграции достижений физиологии и психологии восприятия человеческой системой окружающего мира, позволяет на научном уровне подходить к проектированию визуальных полей, создаваемых в архитектуре и дизайне.

Дело в том, что человеческий глаз работает в активном режиме, — он сам ищет, за что бы «ухватиться» в окружающей среде, что бы такое «поймать». Говоря научным языком, глаз сканирует окружающую среду. Такая активность глаза достигается за счет природы его быстрых движений — саккад. Саккады совершаются постоянно, помимо нашей воли, как с открытыми, так и с закрытыми глазами, как во время бодрствования, так и во время сна. Суммарное число саккад при разных условиях имеет сопоставимые значения. На основании этих данных была сформулирована концепция об автоматии саккад.

После саккады глазу непременно нужно остановиться на каком-то элементе, иными словами, после саккады глаз должен за что-то «зацепиться». Как только это происходит, глаз успокаивается и амплитуда его саккад уменьшается до минимальных значений, число же саккад остается прежним. Через 2–3 секунды глаз еще раз сканирует окружающую среду несколькими саккадами и вновь останавливается на какой-либо детали, минимизируя амплитуду саккад.

“Богатая”, неоднородная текстура окружающей среды поддерживает здоровую физиология восприятия пространства и не возникает подсознательного неприятия, а также желания покинуть, сменить ее.

Из материалов дизайн-исследования Lumiknows.

Однако современный город — это источник многочисленных визуальных опасностей:

  1. Агрессивные визуальные поля — равномерно распределенные одинаковые зрительные элементы.
  2. Гомогенные/монохромные визуальные поля — когда смотреть практически не на что из-за отсутствия достаточного количества зрительных деталей.
  3. Монохромность — однородность цвета на больших площадях.
Из материалов дизайн-исследования Lumiknows.

Учет принципов “визуальной экологии” стал, в итоге, визитной карточкой бренда “Северный город”:

Различные типы фасадов, созданные на основе наших эскизов и принципов визуальной экологии. С.-Петербург, 2020. Фото: Вячеслав Бондарев.

Помимо перечисленных компонентов человекомерности, которые отвечают за обаяние старого города, есть и другие. Как минимум, стоит упомянуть возможность в комфортном для себя режиме создавать и поддерживать человеческие связи, наполняющие данное пространство позитивными человеческими эмоциями.

Современный город — это среда, которая работает, скорее, в противоположном направлении. Как выразилась одна из основоположниц идей “Нового урбанизма” Джейн Якобс (Jane Jacobs), говоря о разрушении ДНК города и взаимоотношениях между физическим пространством и социальным устройством,

“как только вы помещаете людей в жилую коробку, вы тут же теряете основополагающую социальную инфраструктуру, которая и образует городское сообщество”.

Ключевым здесь является формирование комфортного взаимодействия на пересечении личного и общественного пространств, “внутреннего человека” с внешней средой.

Те, кто обучается на наших программах по трендвотчингу, знают об этом, как о тренде PubVate Spaces (Public + Private).

Это нарастание запроса на комфортное сосуществование личного “я” с окружающим миром вокруг, когда комфортную зону приватности можно воссоздать в любой части публичного пространства. В урбанистике это проявляется, в частности, в запросе на то, чтобы пространство комфорта не было ограничено узкими рамками личного жилья, но распространялось на всю городскую среду.

Один из показательных тренд-сигналов в этой области — концепция автобусной остановки, разработанная для шведского города Умеа и названная The Station of Being (“Остановка для того, чтобы быть”).

Ожидание автобуса часто считается пустой и напряженной тратой времени: это может означать, что вы стоите в снежной буре -30 ° C, постоянно высматривая автобус и пытаясь, при этом, проверить почту на мобильном. Тем не менее, после напряженного рабочего дня многим из нас не терпится хоть на минуту остановиться, вернуться к себе, почувствовать свое тело, вернуть себе внутреннее душевное благополучие: нам нужно время, чтобы «просто быть». Концепция призвана удовлетворить этот запрос: остановка освобождает пассажиров от необходимости быть постоянно настороже. Вместо этого остановка делает это за них, благодаря игре света и звуков подсказывая о приближающихся автобусах. У каждой автобусной линии есть своя подпись. Например, автобусы, идущие к старой стекольной фабрике, издают стеклянные звуки. Все это позволяет путешественникам не торопиться, пока они не «проснутся». В то же время они могут найти расслабляющую позу, опираясь на одну из подвесных “капсул”, которые не пропускают ветер и обеспечивают комфорт в неблагоприятных условиях, не нуждаясь в энергии. Их также можно развернуть, чтобы создать социальную среду, пообщаться с другими или насладиться окружающей природой.

Концепт был представлен на Неделе Голландского Дизайна (Dutch Design Week) в Эйндховене и, наверное, не было ни одного посетителя, кто бы прошел мимо и не отметил идею, как очень интересную.

Вообще с интерьерно-архитектурной точки зрения мы видим большое количество решений, работающих в тренде PubVate Spaces. Например, концепция Filter Family, разработанную для коллекции премиального интерьерного бренда Leolux, на которую я обратила внимание на конференции Future Living:

Пользователь может регулировать свое личное пространство в общественном: присоединиться к другим, собраться компанией из нескольких человек или, наоборот, выбрать возможность оставаться наедине с собой. Материал обеспечивает в таком случае нужную приватность за счет шупопоглощающих, звукоизоляционных характеристик панелей.

“Труднейшая задача последней четверти XX века (актуальная и по сей день) — управиться с мегаломанскими требованиями и амбициями современного метрополиса”.
Рем Колхас

“Каменные джунгли” Шанхая.

Мы рассмотрели три фактора человекомерности в городской среде, делающими “старый город” местом притяжения как туристов, так и местных жителей:

  1. Физиологичность: сомасштабность размерам и пропорциям человеческого тела;
  2. Психо-эмоциональный комфорт: учет фактора визуальной экологии;
  3. Социальная ткань: комфортное взаимодействие на пересечении личного и общественного пространств.

Это дало возможность сформировать список трех категорий требований к фасадам: технических, эстетических, эмоциональных.

Из материалов дизайн-исследования Lumiknows.
С чего начинали… Пример описания эскиза фасадов с учетом трех категорий требований.

Человекомерность — это соразмеримость искусственно созданного объекта «человеческому масштабу» на различных уровнях: физиологическом, психологическом, социальном, эмоциональном.

Это и есть тот ключевой фактор, который отличает старый город от жилой застройки практически в любой точке мира и делающий старые части городов такими эксклюзивными и желанными для жизни.

И, наоборот, отсутствие учета “человеческого измерения” на разных уровнях в многоэтажных новостройках транслирует идею компромисса, ведь соблюдение здесь данного принципа экономически невыгодно. Так у современного жителя новостройки подсознательно появляется ощущение «на мне экономят», а «муравейник» или “каменные джунгли” — одни из самых распространенных определений современного мегаполиса.

…В 2020 мы неоднократно возвращались к метафоре человекомерного, то есть “сомасштабного” человеку города, проводя дизайн-исследования и занимаясь трендвотчингом в других, весьма далеких от градостроительства отраслях. И мы видим, что налицо нарастающий запрос на “человекомерность” того клиентского опыта, который бизнес предлагает своей целевой аудитории.

Что же является ядром человекомерности в пользовательском опыте сегодня? Что заставляет душу, сердце, тело и ум человека испытывать те же положительные ощущения, как и тогда, когда он бродит улочкам старого города?

Если коротко, это

живое человеческое общение, которое в эпоху повсеместной автоматизации становится все более востребованным.

Наша следующая статья (Человекомерный клиентский опыт. Часть 2. Что выберет “русская душа”: автоматизацию или живое общение?) — о тех компонентах клиентского опыта, которые делают его “человекомерным”. То есть воспринимается так, как будто ты гуляешь по “старому городу”, а не бродишь среди безличных хрущевских пятиэтажек…

Человекомерность старого города в С.-Петербурге.

Если вы хотите узнать больше о дизайн-исследованиях, а также научиться отслеживать тренды, присоединяйтесь к нашей программе “Где брать новые идеи” на основе фрейма Compas Lumiknows.
Старт: 12 декабря 2020.
Подробности и регистрация
здесь.

В группах на Facebook:

Мы собираем и анализируем тренд-сигналы:
Трендвотчинг: Сканирование и прогнозирование трендов.

Мы обсуждаем инструменты и методологию:
Design Thinking Russian Group.

TEDx speaker, paradigm shifter, author | Founder at lumiknows.com, designresearch.ru, neurodesignthinking.ru | GSN at Copenhagen Institute for Future Studies

Get the Medium app

A button that says 'Download on the App Store', and if clicked it will lead you to the iOS App store
A button that says 'Get it on, Google Play', and if clicked it will lead you to the Google Play store