О важности сбалансированного подхода к прогнозированию.

Наследники Гоббса — и “эволюционной психологии” — в трендвотчинге.

“Моя мать родила близнецов: я и страх”.
Томас Гоббс

Попалась на глаза статья РБК “К чему готовиться в 2021 году: главные прогнозы бизнес-гуру”. Нассим Талеб, Кьелл Нордстрем, Юваль Харари, Стивен Пинкер, Роберто Саракко, Рита Макграт, Деннис Кроули делятся своими мыслями по поводу будущего.

Здесь остановлюсь на некоторых моментах, важных для понимания того, какая философская парадигма стоит за тем или иным прогнозом. От этого может зависеть развитие мира, а с ним и технологий, и инноваций, и общества и, соответственно, трендов.

“Война всех против всех”.

Множество концепций будущего сегодня строится на базовых идеях прошлого. Знаем мы об этом или нет. Одной из ключевых фигур, заложивших еще в 17 веке принципы, на основе которых происходит понимание происходящего в мире, является английский философ-материалист То́мас Гоббс. Автор известного Трактата «Левиафан», принципом которого является “война всех против всех”, а, по сути, страх потери контроля.

Если смотреть на экспертов, занимающихся оценкой сценариев развития будущего, через призму этого понимания, хочется более сбалансированного подхода к их подбору. Другими словами, проанализировав посыл представленных в данной статье прогнозов (возможно, за исключением Талеба), можно сделать вывод, что он, по сути, один и тот же. И наилучшим образом его выражает один из экспертов статьи, популярный психолог и популяризатор науки Стивен Пинкер (правда, не совсем понятно, почему его отнесли к “бизнес-гуру”).

Пинкер в своих работах во многом выражает именно гоббсовский взгляд на мир, когда контроль кажется единственным способом преодоления страха.

Что же вызывает этот страх?

Предлагаю чуть больше разобраться в том, что стоит за гоббсовской философией в лице когнитивного психолога Стивена Пинкера и есть ли альтернативы данному подходу.

Одна из первых книг, принесших Пинкеру известность — “Чистый лист” (The Blank Slate, 2002), где он рассматривает психику человека как результат адаптации в ходе эволюции (evolutionary psychology).

На мой взгляд, коротко позицию Пинкера и его последователей можно сформулировать так:

Человек — слабое, “недоделанное” эволюцией создание, которое можно — и нужно — усовершенствовать. Это биологически запрограммированный, “вычисляемый” механизм, который надо вскрыть с благими целями создания лучшего. Науке и технологиям эта задача по силам.

Однако это — один из возможных взглядов на наш мир. Очень точно механистичность и редукционизм этого деконструктивистского подхода выражают высказывания самого Пинкера.

По поводу искусства:

“Изобразительное искусство — украшение поверхностей и тел — является универсальным человеческим свойством” (TED. Steven Pinker. 'Human nature').

По поводу психологии:

«Восемнадцать тысяч определений, которые дают наши словари человеческому характеру, сводятся к … пяти факторам».

Конечно, искусство можно рассматривать и как украшение поверхностей…

Есть ли другие позиции?

Сегодня наиболее знаковым научным противником Пинкера выступает лингвист, когнитивный психолог и философ Ноам Хомский (Noam Chomsky) — по версии NYT, “один из самых важных из живущих сегодня интеллектуалов”.

До появления Хомского в науках о человеке господствовал бихевиоризм. В 1959 году Хомский публикует критический обзор работы одного из популяризаторов бихевиоризма Б. Ф. Скиннера «Вербальное поведение».

“Эта работа во многом проложила путь когнитивной революции, смены основной парадигмы американской психологии с бихевиоральной на когнитивную” (Wikipedia).

Как заметил Хомский, человек уже в самом раннем детстве способен порождать высказывания, которых никогда не слышал.

То, что мы знаем и умеем, почти с самого начала не соответствует нашему опыту и во много раз его превосходит. Набор высказываний, которые можно породить на естественном языке, потенциально бесконечен. Это безграничное поле возможностей просто не может быть результатом научения. (Ноам Хомский о происхождении языка)

Chomsky

Интересный анализ Хомского и Пинкера провел британский профессор профессор James A. McGilvray. В его книге 2015 года, посвященной Хомски, есть глава, которая так и называется: “Хомский против Пинкера о человеческой природе и политике” (Chomsky versus Pinker on Human Nature and Politics):

Политические сочинения Стивена Пинкера и Ноама Хомского различаются по стилю, аудитории и контенту. Пинкер — стилист; он написал книгу (2014), советуя другим, как писать. Богатые фактами и иронией работы Хомского требуют критическое участие читателя; они не пытаются убедить или очаровать. Работы Пинкера приветствуется истэблишментом; критика, высказываемая Хомским, игнорируется или отклоняется.

В сочинениях Пинкера мало сомнений по поводу социальной иерархии, различий в силе, способности доминировать и приобретать и неравные награды в рамках капиталистических экономических систем — систем, которые по своей природе и на практике вызывают значительные различия в доходах, власти и богатстве.

Хомский является эгалитаристом, который считает, что все должны иметь равное право голоса в затрагивающих их экономических и политических вопросах. Пинкер объявляет эгалитарные взгляды Хомского наивными. В “Чистом листе” он говорит, что социально-экономический идеал Хомского — романтическое понятие, «которому неведома современная эволюционная теория с ее демонстрацией повсеместного конфликта генетических интересов». Напротив, эволюционная психология, которую защищает Пинкер (2005), рисует гоббсовский взгляд, в основе которого лежит фокус на “темной стороне человеческой природы” (a Hobbesian ‘darker view of human nature’).

Такие отличительные признаки человека, как конкуренция, недоверие и погоня за славой (Pinker, 2002), по-видимому, оправдывают социально-экономические системы неравенства, которые Хомский, в свою очередь, критикует.

Эволюционная психология может оправдать себя только в том случае, если она предлагает объективную и универсальную науку о человеческой природе, и она может быть универсальной и объективной, только если это естествознание. Хомский считает, что это не так: эволюционная психология не может считаться естественной наукой. Дело не в том, что нет естественных наук о разуме и в принципе о природе человека. Наука языка Хомского — это естествознание.

“…Очевидно: то, что кажется отдаленными академическими разногласиями по поводу того, что считается “естествознанием”, имеет отношение к обоснованию экономических и политических институтов”.

James A. McGilvray

Позиция одного Хомского могла бы сбалансировать ряд приведенных экспертных мнений, дать необходимое более взвешенное понимание происходящего.

Дело в том, что за позициями Хомского и Пинкера в их дальнейшем развитии стоят два различных сценария эволюции общества и, как следствие, науки, технологий, экономики и бизнеса:

  1. Взгляд из системы. Человек — несовершенный механизм, движимый слабостями и страстями. Его необходимо, декомпозировав, “вскрыть”, чтобы усовершенствовать и направлять далее в необходимом, контролируемом — конечно, с благими намерениями — русле развития. Именно для контроля «человеческого материала» общество развивает науки и технологии.
  2. Взгляд из надсистемы. Человек — феномен, созданный по “образу и подобию”: в него уже встроен совершенный «моральный компас», – его можно «отключить», но работает он постоянно. Человек – это эмерджентное явление, не сводимое к механической декомпозиции и отличающееся стохастичностью, то есть принципиальной непредсказуемостью.

Какой из этих двух подходов больше резонирует с вами?

Эту публикацию можно считать продолжением статьи “Пост-кризисный мир: два сценария”.

TEDx speaker, paradigm shifter, author | Founder at lumiknows.com, designresearch.ru, neurodesignthinking.ru | GSN at Copenhagen Institute for Future Studies

TEDx speaker, paradigm shifter, author | Founder at lumiknows.com, designresearch.ru, neurodesignthinking.ru | GSN at Copenhagen Institute for Future Studies