Литературные пророчества.

Эдвард М. Форстер, “Машина останавливается”, 1909. Источник.

Сегодня самый известный список произведений, в которых авторы смогли довольно точно обрисовать контуры будущего человечества (включая прогнозирование различных технических решений) за много десятилетий до наступивших событий включает:

  • Евгения Замятина “Мы” (We, 1924)
  • Олдоса Хаксли “Дивный новый мир” (Brave New World, 1932)
  • Карела Чапека “Война с саламандрами” (1936)
  • Джорджа Оруэлла “Скотный двор” (1945) и “1984” (1949)
  • Рэя Брэдберри “451 градус по Фаренгейту” (Fahrenheit 451, 1953)
  • Ивана Ефремова «Туманность Андромеды» (1956), «Час Быка» (1968).
Источник.

Прошедший год принес переоткрытие еще двух произведений британских классиков научно-фантастической литературы в жанре антиутопий. Одно из них — забытое и до 2021 года не переведенное на русский язык произведение Герберта Уэллса “Открытый заговор” (The Open Conspiracy, 1928).

Другое — небольшая повесть «Машина останавливается» (The Machine Stops), написанная Эдвардом Моргеном Форстером (Edward Morgan Forster) в далеком 1909 году.

В новелле Форстера 1909 года описывается интернет, соцсети, умный дом, видеоконференции, мессенджеры и т.д., — по сути, современный мир, просто без использования привычных нам терминов.

Показательно, что, по исследованиям д.э.н., профессора МГИМО В. Ю. Катасонова, в учебниках по новейшей литературе жанр антиутопии отсчитывается от романа Замятина “Мы”. Форстер там не упоминается вовсе, а новый интерес к нему возник лишь в 2020 году. И это при том, что данное произведение собрало все прогностические находки, которые встречаются у других писателей-фантастов или позже, или отсутствуют вовсе.

Источник.

Повесть рассказывает о человечестве, живущем под землей на полном обеспечении Машиной, которая предсказывает потребности (предиктивная аналитика) и поддерживает все необходимое для жизни цивилизации (большие данные). Люди живут в небольших высокотехнологичных стерильных капсулах (умные-дома) в полной изоляции как друг от друга, так и от внешнего мира, от земной поверхности. Коммуникация происходит исключительно виртуально путем «обмена мыслями» (интернет, соцсети, мессенджеры). При этом, желания контактировать вживую друг с другом и с реальностью, с поверхностью Земли, у людей нет — они не видят в этом никакой необходимости и даже страшатся такого контакта. Им объяснили, что «там» — опасно. Тем, кто не понимает своего счастья, грозит быть отрезанными от Машины и «выброшенными на поверхность», где их ожидает мучительная смерть.

Вся жизнь и работа происходит исключительно в онлайн-режиме. Именно такой образ жизни, в основе которого социальная изоляция, всячески приветствуется и поддерживается, — в отличие от оффлайновых контактов. В случае крайней необходимости выхода из своей уютной камеры человек должен получить специальное разрешение (qr-код) и надеть маску (респиратор): внешний мир крайне опасен, включая множество болезнетворных для человека микроорганизмов.

«The story, set in a world where humanity lives underground and relies on a giant machine to provide its needs, predicted technologies similar to instant messaging and the Internet».

Wikipedia, The Machine Stops

С точки зрения анализа развития научно-технического прогресса в повести интересна линия на постепенный отказ от любых технических решений, работающих на физический человеческий контакт, в частности, самолеты. (В рассказе про это напрямую не говорится, но подразумевается, видимо, жесткая деиндустриализация и развитие взамен промышленности — мировой виртуальной экономики). В повести упоминается даже отказ от сверхбыстрых летающих машин (самолетов) в результате принятого вектора на полную виртуализацию реальности.

Тут, конечно, приходит на ум отказ от дальнейшей эксплуатации и строительства сверхзвукового самолетостроения в начале 2000-х. Причем произошло это на наших глазах: мама в начале 1990-х много летала по работе между Парижем и Нью-Йорком именно на Конкордах (Concorde), которые были в эксплуатации с начала 1970-х (дома даже хранятся наборы с тех трансатлантических рейсов). Решение об отказе в начале тысячелетия от работающих самолетов, развивающих скорость до 2500 км/ч и покрывающих расстояние от Лондона до Нью-Йорка за 3 часа, было как гром среди ясного неба…

Concorde, British Airways, конец 1990-х. Источник.

Показательно, что в 1950–60-е годы, во время зарождения и развития проекта «Конкорд», логично считалось, что будущее мировых пассажирских авиаперевозок за сверхзвуковыми авиалайнерами, — это повлияло на планы ведущих мировых авиапроизводителей и авиакомпаний. Однако все изменилось уже в начале 1970-х годов, когда, по сути и был взят курс на «перезагрузку» мировой системы: появляется известный доклад Римского клуба о т.н. «пределах роста» с его концепцией депопуляции и последовавшей постепенно расширяющимися денационализацией и деиндустриализацией. Проекты, подобные Конкорду, в такую траекторию развития не вписывались.

В этом месте трудно не вспомнить историка А. И. Фурсова:

“Не технологии определяют капитализм как целое, а капитализм, как система, диктует развитие технологий и техники”.

- Канд. ист. наук Андрей Фурсов

Современное состояние авиационной промышленности идет в русле тренда на виртуализацию и отказа от технологий, поддерживающих физический контакт людей друг с другом. (Можно по-разному относиться к президенту Лукашенко, но белорусская экономика — одна из последних в мире, которая на протяжении десятилетий отказывалась от курса на деиндустриализацию страны).

В общем, история новеллы «Машина останавливается» короткая, — чтения, максимум на час. Заканчивается тем, что Машина (ей люди стали поклоняться как “милостивому божеству”) вдруг сломалась. Как ее починить — уже никто не знает: все забыли, что люди сами же ее создали. Так эта цивилизация и закончилась. Под конец главные герои осознают истинную ценность живого контакта людей друг с другом и с реальностью, с природой, с «надземным» миром. Возможно, на поверхности остались люди (которые воспринимались большинством как совсем ущербные, ведь выбрали «непрогрессивный» образ жизни). Оказывается, только они и смогут возродить цивилизацию…

Визионерство или экстраполяция?

Телевизионная адаптация ВВС повести “Машина останавливается”. Источник.

Повесть вошла в мировую антологию лучших коротких историй, а в 1973 — в «Зал славы научной фантастики» (The Science Fiction Hall of Fame). BBC экранизировали повесть в 1966 году с огромным успехом у аудитории.

Считается, что Форстер написал свое произведение как предупреждение: к чему может привести эволюция общества, поставившего своей целью удовлетворение материальных потребностей через развитие технологий.

Форстер опубликовал повесть между двумя другими своими произведениями “Комната с видом” (A Room with a View, 1908) and “Конец Ховарда” (Howard’s End, 1910), в которых исследовал ту же философскую тему: “внешний — внутренний миры”, “истина и иллюзии”.

EM Forster published the story between A Room with a View (1908) and Howard’s End (1910), two novels in which he explores similar philosophical themes around inner and outer worlds, truth and pretence.

- The Machine Stops, ВВС, 2020

Можно по-разному относиться к повести и к ее идее, однако, человек, который предсказал не только почти весь современный технологический набор, но и развитие “сверхбыстрых” машин с последующим — почти через сто лет! — отказом от них, — обосновав это трендом на социальную изоляцию, согласитесь, заслуживает внимания…

“Обратите внимание: 1909 год. Англия на тот момент ничего, кроме самолетов братьев Райт, не знает. Поэтому даже трудно себе представить, как это Форстер мог нарисовать такую картину…”

- В. Ю. Катасонов, д. э. н., профессор МГИМО, чл.-кор. Академии экономических наук и предпринимательства.

Был ли Форстер т.н. «визионером»? Не думаю. Скорее, он был человеком с хорошо развитым логическим аппаратом плюс сильное художественное воображение. Ну и, конечно, литературный дар. Недаром его номинировали на Нобелевскую премию по литературе.

Потому как

общие контуры дальнейшего развития человечества на базе основных ценностей и соответствующих им технологий сформировались, видимо, еще в 15–16 веке, когда западный сценарий развития стал доминирующим, а глобализация — делом времени. Многое, по сути, стало вопросом экстраполяции. Отклонения от «маршрута», думаю, связаны были с работой других цивилизационных миров, прежде всего, русского, а также китайского, индийского.

Именно в 15–16 веках начинается реализация ценностных ориентиров, заданных эпохой Возрождения: временем, когда западная культура окончательно выбрала для себя путь на секуляризацию общества и т.н. “Просвещение”.

Какой сценарий выбрать, какой путь поддержать — решать каждому из нас.

Еще одно интересное обсуждение “Машина останавливается” с профессором Катасоновым — для тех, кто хочет понять чуть больше.

--

--

--

TEDx speaker, paradigm shifter, author | Founder at lumiknows.com, designresearch.ru, neurodesignthinking.ru | GSN at Copenhagen Institute for Future Studies

Love podcasts or audiobooks? Learn on the go with our new app.

Get the Medium app

A button that says 'Download on the App Store', and if clicked it will lead you to the iOS App store
A button that says 'Get it on, Google Play', and if clicked it will lead you to the Google Play store
Ekaterina Khramkova, PhD

Ekaterina Khramkova, PhD

TEDx speaker, paradigm shifter, author | Founder at lumiknows.com, designresearch.ru, neurodesignthinking.ru | GSN at Copenhagen Institute for Future Studies

More from Medium

Haul Out — The Good, the Bad, and the Septic

HyperTIES Discussions from Hacker News

Hacking Wordle through automation and cryptanalysis

5 Core Components Of Medical Trial Exhibits